Авторизация
Вход через соц. сеть:
  • 18 Февраля 2014

          Кабул. 18 февраля. АфТАГ -   Чем ближе выборы президента Афганистана, тем больше всякого рода прогнозов по этому поводу. Российские эксперты традиционно винят во всех бедах страну коварную политику США. Но не нельзя не согласиться с прокремлевскими политологами в том, что Афганистану надо: во-первых достичь национального примирения, а во-вторых,  конструктивно сотрудничать с соседями не полагаясь на милости Запада.

      Разделяй и властвуй!

        "2014 год, который с тревогой ждали в Афганистане и сопредельных с ним регионах, наступил. Именно в этом году Международные силы содействия безопасности (МССБ) должны покинуть страну. Что оставляет за собой коалиция оккупационных войск? Пространство площадью в три Великобритании, раздираемое непрекращающимся противостоянием, погруженное в нищету и средневековое мракобесие. Только по официальным данным, больше половины афганских детей страдают от серьезного недоедания, а почти 70% жителей не умеют ни читать, ни писать. После этого все заявления лидеров западных государств о достигнутом прогрессе кажутся кощунственными.

         Что ждет страну даже не в ближайшие годы, а месяцы, не смогут ответить самые маститые эксперты. И дело здесь не только в том, что Афганистан представляет собой уникальное полиэтническое образование (доля крупнейшей народности – пуштунов – в общем населении составляет чуть больше трети). И не только в том, что Афганистан – это конгломерат полунезависимых территорий со своими правителями и армиями. Эта непредсказуемость запрограммирована самими оккупационными силами, не заинтересованными в создании единого и сильного государства. Политика, при которой оккупационная администрация препятствовала Кабулу укреплять вертикаль власти и заигрывала с кланами, племенами и даже – конечно, не столь открыто – с боевиками, привела к нужному результату – к подготовке почвы для сохранения своего присутствия на неопределенный срок. Разделяй и властвуй! Этот принцип западной внешней политики еще никто не отменял.

         До недавнего времени казалось, что стратегия выстроена идеально. Еще в 2011 году стало известно, что после вывода МССБ в стране останутся 10–15 тысяч военнослужащих США, которые продолжат подготовку афганских сил безопасности. Руководство исламской республики во главе с Хамидом Карзаем безоговорочно приняло этот план. Но в прошлом году сценарий был нарушен. После попыток Вашингтона установить прямые контакты с талибами в Катаре Карзай, наконец, осознал, что ему уготована незавидная судьба. Американцы и прежде не скрывали своего пренебрежения к главе оккупируемой ими страны, но переговоры с "Талибаном" за спиной Кабула, а также явная поддержка в предвыборной кампании человека, далекого от Карзая и его клана, заставили президента всерьез опасаться за свое будущее.

         Дело в том, что родственники афганского руководителя контролирует целые сектора экономики, включая строительный бизнес, банковскую сферу и, как утверждают некоторые источники, наркоторговлю. Единственная защита многочисленного клана – находящийся у власти родственник. Соответственно, его уход (а по законам страны Карзай должен покинуть свой пост после истечения двух сроков) будет означать крах этой бизнес-империи.

    Метания "афганского лиса"

         Понимая уязвимость своих позиций, Хамид Карзай решился на ряд рискованных шагов. Во-первых, он стал тянуть с подписанием соглашения о безопасности с Вашингтоном. Данное соглашение предусматривает сохранение в Афганистане 10-тысячного контингента американских войск, расположенных на девяти базах. Сначала президент, которого в народе недаром прозвали лисом, переложил ответственность на Лойя-джиргу – всеафганский совет старейшин, ожидая, очевидно, что тот откажется продлевать сроки пребывания иностранных военных. Но что-то пошло не по плану и Лойя-джирга одобрила соглашение, рекомендовав Карзаю подписать документ до конца 2013 года. Делать этого президент не стал, создав скандальный и опасный в условиях традиционной политической культуры Афганистана прецедент – проигнорировал мнение двух с половиной тысяч влиятельнейших политиков, племенных вождей и священнослужителей.

         Карзай выдвинул собственные условия. По его словам, соглашение будет подписано, только если американцы откажутся от рейдов по домам жителей, прекратят наносить удары беспилотниками, освободят заключенных с базы Гуантанамо, а также займут нейтральную позицию на предстоящих выборах. Кроме того, недовольство Карзая вызвал пункт о неподсудности американских военных местному правосудию.

          Требования, надо признать, весьма разумные. А если вспомнить клятвенные заверения Вашингтона, что остающиеся военные будут заниматься исключительно обучением своих афганских коллег, и вовсе само собой разумеющиеся. Однако Соединенные Штаты отказались даже обсуждать условия, – тем самым продемонстрировав и свое отношение к Кабулу – и собственные планы в Афганистане. В ответ Карзай заявил, что в таком случае соглашение подпишет его преемник, которого страна выберет весной.

         Этот демарш стал логическим продолжением новой риторики главы Афганистана. Неожиданно для всех в прошлом году Карзай стал выступать с резкой критикой Запада – обвиняя коалицию в массовых убийствах и неспособности наладить в стране мирную жизнь. Президенту сейчас позарез нужно сгладить устоявшийся имидж американского ставленника и бессловесной марионетки, чтобы если не сохранить после апреля политическое влияние, то хотя бы уберечь часть нажитых богатств и не потерять собственную жизнь. Судьба погибшего от рук талибов Мохаммеда Наджибуллы явно не дает ему покоя.

         Если первоначально Карзай явно рассчитывал на то, что американцы дрогнут и согласятся на уступки, например поддержав на выборах кандидатуру его родного брата Абдул Каюма, то теперь он пытается гарантировать собственное спасение самостоятельно. С этой целью президент сделал ряд шагов навстречу талибам. В сентябре прошлого года по просьбе афганского правительства был досрочно освобожден из пакистанской тюрьмы мулла Абдул Гани Барадар – второй человек в иерархии "Талибана". Вместе с ним на свободу вышли еще несколько влиятельных талибов, после чего в Пакистан прибыла делегация Высшего совета мира – организации, созданной для содействия национальному примирению в Афганистане. На сегодняшний день с талибами проведено уже несколько раундов переговоров, но их результаты не разглашаются. Вдобавок к освобождению верхушки талибов афганские власти приняли решение выпустить на волю несколько десятков человек, которых Вашингтон называет опасными боевиками, причастными к убийству американских военнослужащих.

         Лихорадочные попытки Карзая остаться на плаву отражаются и на внешней политике Кабула. В течение минувшего года президент побывал в Индии, Пакистане, Китае и Иране, а также принял участие в сентябрьском саммите Шанхайской организации сотрудничества в Бишкеке. Причина беспрецедентной дипломатической активности, безусловно, заключается в стремлении заручиться поддержкой на случай обострения ситуации внутри страны, а также найти союзников в конфронтации с Западом. Определенные результаты достигнуты. К примеру, президент Ирана Хасан Роухани поддержал своего коллегу в вопросе по соглашению с США: Тегеран выступает резко против американского присутствия в соседней стране. Явное потепление отношений наметилось у Кабула и с Исламабадом. Новое пакистанское правительство во главе с Навазом Шарифом настроено к афганским властям дружелюбнее прежних кабинетов. В вопросе пребывания американских войск Исламабад на словах занимает нейтральную позицию, но на полуофициальном уровне скептически относится к продолжению военного присутствия США в регионе.

    Выборы под контролем Вашингтона

         Наивно было бы предполагать, что фрондерство Карзая не вызовет ответной реакции США. Так и произошло. Вашингтон фактически поставил перед Кабулом ультиматум: либо афганские власти соглашаются с условиями американцев, либо в действие вступает так называемый нулевой вариант – полный вывод западных сил, включая инструкторов национальных сил безопасности. Данный вариант предусматривает и резкое сокращение финансовой помощи. А поскольку более 90% ВВП страны формируется за счет внешней подпитки, эту угрозу не стоит недооценивать.

         Но не следует думать, что американцы так легко согласятся покинуть Афганистан. Против Карзая сегодня развернута мощная информационная кампания. Западные СМИ не устают повторять о переговорах официального Кабула с талибами, а одиозный сенатор Маккейн недавно публично обозвал Карзая параноиком. Однако полностью отыграться на упрямце Вашингтон планирует в апреле, на президентских выборах. Американцам нужен послушный глава страны, который без лишних вопросов подпишет соглашение и не будет докучать условиями и обвинениями. Эта цель даже не скрывается. Как подчеркнул председатель сенатского комитета по вооруженным силам Карл Левин, не нужно рассчитывать, что Карзай подпишет соглашение о безопасности. "Да это и не нужно, поскольку следующий президент в любом случае будет более сговорчивым", – откровенно заявил он.

     

         На кого же из 11 зарегистрированных кандидатов делает ставку Вашингтон? В январе мировые СМИ широко растиражировали новость о проведении солидного социологического опроса жителей всех провинций Афганистана. Опрос якобы установил, что самым популярным претендентом на высший пост является Ашраф Гани Ахмадзай, за которого готовы отдать свои голоса почти 30% избирателей. Что касается Абдул Каюма Карзая, то ему выразили свои симпатии лишь 8% опрошенных. Но вот что любопытно: опрос проводила компания Glevum Associates, чья штаб-квартира находится в городе Глостере, штат Массачусетс. Это во многом объясняет, почему получивший на прошлых выборах всего 3% Ашраф Гани Ахмадзай вдруг вырвался вперед.

          Более чем очевидно, что экс-министр финансов не пользуется широкой поддержкой электората, зато у него есть другие полезные качества, среди которых либеральные взгляды, гражданство США и тесные связи с западным истеблишментом. Большую часть своей жизни Гани Ахмадзай прожил за пределами Афганистана – учился в Колумбийском университете, преподавал в американских вузах, работал в МВФ и Всемирном банке. В общем, идеальная фигура для того, чтобы возглавить коллаборационистский режим.

        Однако и все остальные кандидаты так или иначе устраивают Запад. В большинстве своем это либо бывшие функционеры правительства Карзая, либо люди, тесно связанные с США. Например, Абдулла Абдулла был министром иностранных дел, а Абдул Каюм Карзай больше тридцати лет прожил в Штатах, где обзавелся сетью ресторанов и женился на американке. Показателем того, что к выборам допущены только устраивающие Вашингтон кандидатуры, является хотя бы тот факт, что все они поспешили заявить об обязательном подписании в случае избрания соглашения о безопасности с США.

        Делать какие-то прогнозы по Афганистану дело неблагодарное, слишком быстро меняется здесь политическая ситуация. Тем не менее можно выделить основных фаворитов предвыборной гонки. В активе у уже упомянутого Ашрафа Гани Ахмадзая поддержка Запада, а также ставка на пуштунов (родом из которых он сам) и некоторые этнические меньшинства. В связке с ним идут один из лидеров хазарейцев (ираноязычный народ, представляющий до 10% в населении страны) Сарвар Даниш и знаменитый генерал Абдул-Рашид Дустум, считающийся руководителем узбекской общины (6–9% населения). Последний, кстати, недавно совершил визиты в Узбекистан и Казахстан, скорее всего, с целью добиться лояльности к патрону.

         Некоторые опросы отдают пальму первенства Абдулле Абдулле и, надо признать, это куда больше соответствует действительности, чем лидерство Ахмадзая. На прошлых выборах Абдулла занял второе место, а как считает ряд экспертов, и вовсе обошел Карзая. Наибольшей популярностью этот кандидат пользуется у таджиков (доля в населении от 27 до 38%). Учитывая, что именно таджики составляют костяк сил безопасности Афганистана, это может сыграть на руку Абдулле Абдулле. Однако кандидат не хочет упускать и голоса пуштунов, для чего включил в свою команду одного из лидеров Исламской партии Афганистана Мохаммада Хана и хазарейца Мохаммада Мохакека.

         Еще одним вероятным фаворитом является суннитский богослов и бывший полевой командир Абдул Расул Сайяф, поддерживаемый арабскими монархиями. Однако ни один из кандидатов не пользуется симпатиями абсолютного большинства афганцев, а это означает, что схватка за президентское кресло будет жаркой. Тем более что талибы в очередной раз призвали к бойкоту выборов и пообещали их сорвать.

         Как бы ни развивалась ситуация в стране, можно уверенно сказать, что Вашингтон не отступится от планов сохранить в Афганистане свое присутствие. В конце января вышел указ Барака Обамы о создании при Госдепартаменте офиса по стратегическому партнерству с Афганистаном и Пакистаном. Это говорит о важности, которую придают в Вашингтоне афганскому направлению. Если же американцам удастся закрепиться в стране на неопределенный срок (а соглашение предусматривает нахождение контингента до 2024 г. с возможным продлением), Афганистан так и останется зоной хаоса и насилия. Это полностью входит в планы США.

      Поддержание нестабильности убивает несколько зайцев. Во-первых, можно до бесконечности контролировать сам Афганистан, повторяя набившую оскомину байку о том, что без американцев стране не выжить. Во-вторых, существование региональной "черной дыры" позволяет держать в постоянном напряжении окрестные государства, которые, опасаясь "талибской угрозы", соглашаются на присутствие иностранных войск. Наконец, афганский хаос очень выгодно использовать для дестабилизации обстановки в тех же Иране или Китае, направляя туда экстремистские группы, с которыми, как показал пример Сирии, Запад легко находит общий язык.

          Единственный выход для Афганистана – это начать решать свою судьбу самому. Избавление от иностранного контингента, запуск программы национального примирения (в том числе с участием талибов), опора не на Запад, а на соседей по Евразии – такими должны стать важнейшие шаги руководства, если оно хочет спасти страну от дальнейшего разорения и распада. К сожалению, возможность прихода к власти действительно патриотичной команды управленцев пока минимальна – оккупационная администрация постаралась свести возможность этого к нулю. Но повторим еще раз, Афганистан – непредсказуемая страна, а потому нельзя исключать даже самые неожиданные варианты".

    Сергей КОЖЕМЯКИН, "Афганистан : предрешенный хаос", "Известия"


  • 17 Февраля 2014
    Кабул. 17 февраля. АфТАГ - Крикет - игра номер один в Афганистане
  • 13 Февраля 2014
    Кабул. 13 февраля. АфТАГ - Тесные политические и оборонные связи между Пакистаном и Саудовской Аравией необходимы для прочного мира и стабильности в Афганистане, считают высокопоставленные наблюдатели по обе стороны пакистано-афганской границ, сообщает Афганское телеграфное агентство (АфТАГ).

Страницы: Пред. 1 ... 67 68 69 70 71 Все
Партнеры