Чем вызвана отставка губернатора Балха - Ато Мухаммада Нура, почему он должен остаться и как это касается таджиков?
Авторизация
Вход через соц. сеть:
15:48

Чем вызвана отставка губернатора Балха - Ато Мухаммада Нура, почему он должен остаться и как это касается таджиков?

21.12.2017       Кабул. 21 декабря.  АфТАГ -   Назначение и освобождение чиновника – дело обыкновенное, и считается нормальной процедурой в любом цивилизованном государстве, но только не в Афганистане. Особенно, когда дело касается губернатора Балха – Ато Мухаммада Нура, пишет  политолог Фахриддин ХОЛБЕК, специально для Asia-Plus
     « Последний скандал, возникший после подписания его отставки президентом Ашрафом Гани, еще раз показал, что в Афганистане дела обстоят совсем не так, как кажется.
      Нур уже 15-й год правит Балхом. Этим омрачается его яркая фигура моджахеда-демократа, но есть другой очевидный факт: Ато - исключительная личность, выросшая на базе школы легендарного Ахмадшаха Масъуда. Он единственный среди намного более сильных фигур среди таджиков, вроде Бурхануддина Раббани, маршала Касима Фахима, Юнуса Кануни, Бисмилла-хана Мохаммади, Амруллы Салеха, Исмаил-хана, кто выжил при 16-летней политике США и их сателлитов - кабульских правительств Хамида Карзая и Ашрафа Гани в Афганистане.
      Следовательно, его устранение будет последним “гвоздем в гроб” власти таджиков в Афганистане. Балх - их последний оплот.
       Его отставки хотел добиться еще Хамид Карзай, но не смог. Мало кому известно, что после прихода Гани к власти даже не было указа о его назначении на посту губернатора. Он до сих пор является, де – юре, и.о. губернатора провинции Балх. В феврале якобы он был утвержден на этом посту, но нигде, кроме сообщения пресс-службы Независимого директората провинции Балх, это не было подтверждено. Поэтому его отставка всегда стояла на повестке дня.
      Сам Нур объявил о своей вероятной отставке еще год назад. В то время между ним, как одним из лидеров «Джамиати ислами» («Исламское общество»), партии таджиков, и Ашрафом Гани шли переговоры. Тогда «Джамиати ислами» хотела подписать с правительством такое же соглашение, какое было заключено с только что вернувшимся из изгнания Хекматияром. Тогда Ато написал заявление об отставке, но только при условии, что Гани подпишет соглашение с «Джамиати ислами». Согласно этому соглашению, правительство должно было предоставить этой партии половину всех постов. Эти условия не были приняты, и соглашения тоже не было.
     Ато вел переговоры после разрыва с доктором Абдуллой и “панджшерским фронтом”. Абдулла был и есть представитель «Джамиати ислами» в правительстве Афганистана. Ато был единственным оплотом Абдуллы во время президентских выборов 2014 года, да и 2009-го. И в первую очередь именно благодаря “силе его мускулов” Гани не смог обеспечить свою единоличную победу на выборах и вынужден был согласиться на раздел власти с Абдуллой.
      В прошлом году между Ато и Абдуллой и “главными панджшерцами” - Кануни, Бисмилла-ханом, Амруллой Салехом - произошел раскол. Это означало раскол и в партии «Джамиати ислами».
     Глава партии Салахуддин Раббани маневрировал между ними, но был вынужден сдать основные полномочия Нуру, так как именно он держал “саблю” партии – финансировал местные ячейки, главный офис в Кабуле и партийных лидеров по всему Афганистану.

Остальные лидеры партии, прежде всего панджшерцы, не обращали особого внимания на ее дела и, таким образом, сдали не только свои, но и партийные позиции в правительстве.
     Ато называл их “сгоревшими лицами”. И фактически от бывшей роскоши и величия панджшерцев не осталось и пепла – они не могут влиять на политику государства, как это было в 2001 году.
      Раскол в «Джамиати ислами» было тем достижением, которого в своё время добивался Карзай и очень хотели Гани с США. Это не только дало им повод не принимать условия Нура, но и открыло путь для свержения других “тяжеловесов” афганской политики, таких как Абдурашид Дустум, первый заместитель Гани, лидер узбеков и их партии – «Джумбиши милли» («Национальное движение»). В декабре прошлого года он был обвинен в изнасиловании своего противника.  
       Вина Дустума не была доказана, но это не было важно. Дустума вынудили уехать в Турцию, где он до сих пор и находится. В июле ВВС НАТО не дали приземлиться его самолёту в аэропорту Мазори Шариф. И представим, что первый заместитель президента страны, не только не может зайти в свой кабинет, его даже не пускают в отчий дом.
   ...Ответ на вопрос “Почему не уйдет Нур?” так же сложен, как сложна сама ситуация в Афганистане. Но мы все-таки попробуем ответить.
Как разрубить афганский “гордиев узел”?
      Устод Ато, Ато Мухаммад Нур, нужен не только Балху, но и Афганистану. Автор данных строк имел честь дважды брать у него интервью. В 2010 году это происходило в его офисе губернатора в Мазари-Шарифе. Мне пришлось ждать очереди два дня. Тогда я лучше познакомился с городом, где в первый раз побывал в 2006 году. Тогда Мазар был, грубо говоря, типичным средневековым городом: арбы, закрытые чадрой женщины и бородатые, с большими чалмами мужчины. В 2010 году я попал в совершенно другой город: заасфальтированные дороги, на перекрестках Мазара воздвигнуты памятники, подземный супермаркет...
      Первым моим вопросом к Нуру было: «Как Вам это удалось?» «Это дело рук самих людей, - ответил он. - Я ни копейки не брал у иностранцев. Все, что получил, было от центрального правительства. Если мне дадут однодневную сумму помощи Афганистану, я все переверну!»
      Ато – не хвастун. Но трудно поверить в такие способности человека, который с 16 лет только и делал, что воевал. Диплом  Билфордского университета США (2008) и магистерскую степень в Душанбе (2013) получил после войны, уже будучи при деньгах и власти. Всю жизнь воевал - сначала против СССР, потом против «Талибана» и временами с Дустумом и Хекматияром. Возникает резонный вопрос: как такой человек может преуспеть и в мирной жизни?
    Нур-моджахед все сделал очень просто. В 2004 году, не обращая внимания на критику, поменял традиционную одежду – «пакул и тунбон» – на костюм и галстук. Состриг длинную бороду, надел черные очки. И стал «стильным султаном Балха». Иностранцы начали его уважать и считаться с ним.
      Он накопил состояние. По некоторым данным, только в городе Мазари-Шарифе им контролируется порядка 200 предприятий и торговых центров.
      А начал он в традиционном стиле восточных правителей: собрал весь криминал,  вооруженные группировки провинции, наркодельцов и сделал предложение: деньги, работа и бизнес. Кто хочет, пусть получит от него субсидию, работу и капитал для начала бизнеса. Если нет - то пожалуйста... Показал на открытые ворота тюрьмы. Так и была решена проблема с криминалом и наркотрафиком.
     “Император”
       Балх с его особенностями представляет собой «государство в государстве». И Ато не зря называют «императором Балха».
       В Афганистане 34 провинции и, следовательно, 34 губернатора. Ни одну и ни одного из них невозможно сравнить с Балхом и его губернатором. Балх – центр Севера. Имел огромное значение при вторжении СССР и ныне, после прихода США с НАТО. Именно через него пролегают все пути снабжения и логистики, не только военных, но и гражданских грузов. Первая железная дорога из внешнего мира была введена в эксплуатацию именно в Мазари-Шарифе - из Узбекистана в 2011 году. Из международного аэропорта “Мавлоно” летают в Стамбул, Дубай и Дехли.
      В провинции самое большое количество средних и мелких предприятий (порядка 5 тысяч). Налогообложение и таможенные пошлины на самом низком уровне (3% от общей суммы). Земля под строительство или предприятие дается бесплатно или по мизерной цене. Дехкане выращивают хлопок, зерно и фрукты. Предприятия Балха производят ткань и стройматериалы. Больше половины населения заняты в экономике.
      В Балхе школы функционирует в нормальном режиме. Школьниц никто не обливает кислотой и не травит ядом. В Мазари-Шарифе 6 университетов. Самый большой из них - третий в списке афганских вузов. Также имеются 3 большие больницы.

Конечно, тут много проблем, но по сравнению с Кандагаром, Нангархаром, Бадахшаном, даже Кабулом и Гератом, Балх с населением 1 миллион 300 тысяч человек – самая процветающая провинция Афганистана.
    Мазари-Шариф – это еще и туристический город.
       Именно благодаря Нуру провинция считается самой безопасной частью «горячего» Афганистана. Все народы – таджики, узбеки, пуштуны, хазарейцы, туркмены и другие - живут здесь в мире и согласии. Особых конфликтов и разногласий в течение 13 лет правления Нура здесь не было. Также Балх считался провинцией, где выращивание мака доведено до нуля, где не производят ни грамма наркотиков.
       Когда речь идет об отставке такого успешного губернатора, конечно, каждый вправе спросить: «А зачем его менять?»
Видно, что правительству Гани, Абдуллы и их покровителям - США нужен пост Нура. Но зачем?
Пуштунизация
       Гани и его предшественник Карзай, изначально ведут политику пуштунизации и монополизации власти в Афганистане. Они хотят привести страну в состояние до 1973 года, когда пришел к власти Мухаммад Давуд. До него в Афганистане властвовали пуштуны, делами секретариата занимались таджики. После Давуда к власти пришли коммунисты, на помощь которым поспешил Советский Союз. «Афганский джихад» привел и укрепил на политической арене множество новых сил, одной из которых была  «Джамиати ислами» таджиков. Приход к власти таджика Раббани в 1992 году больно задел пуштунов вроде Хекматияра, а затем «Талибан».

Видно было, что таджики отныне не будут довольствоваться «секретарством». Также и хазарейцы с узбеками дальше не хотели быть людьми «второго сорта». У них тоже появились свои лидеры, военная сила и покровители в лице Ирана, Турции и Узбекистана.
      Дальнейшее развитие событий в Афганистане показывает, что пуштуны с помощью Пакистана и других союзников, в том числе и США, всегда старались монополизировать власть, вернуть то, что, по их убеждению, принадлежит им.
      Ахмадшах Масъуд стоял во главе этого противостояния и ренессанса непуштунов. Именно он первым дал знать и доказал, что никто в этой стране не является перво- или второсортным. Все равноправны.
      Масъуд погиб. К власти пришло проамериканское правительство Хамида Карзая. «Наследники Масъуда» - маршал Фахим, Юнус Кануни, Абдулла Абдулла и другие, которые создали это правительство с помощью США и их союзников, находились на очень важных постах, но недолго. Раббани, как лидер таджиков, ими был отодвинут на второй план. Карзай, воспользовавшись их разногласиями, на первые свои выборы пошел с Ахмадзиёй Масъудом, братом покойного Масъуда и зятем Раббани, а на вторые - с маршалом Фахимом.
      К выборам 2014 года уже многих таджикских лидеров не стало. Раббани был убит, маршал Фахим умер при загадочных обстоятельствах, а Кануни, Бисмилла-хан, Салех превратились в «политические трупы». Доктор Абдулла ныне пусть премьер-министр, но дискредитирован (об этом ниже). Ато - «последний из могикан». Его поддерживает новое движение «Растохези тагйир» («Ренессанс перемен»), которое представляют новые силы из числа таджикской молодёжи.

      Пуштуны вели такие игры и политику также с узбеками и хазарейцами. Несколько попыток заменить Дустума на нового лидера или разделить узбеков на несколько групп не дали результата. Дустум смог сохранить свой авторитет и единую власть над узбеками, но хазарейцы разделились на несколько частей – сторонников Халили, Мухаккика, Дониша и др. Отсюда, они разделены по всем группам: Дониш и Халили - с Гани, Мухаккик - с Абдуллой, а сейчас с Нуром. Новая сила, состоявшая из хазарейцев-технократов, состоит в оппозиционном движении «Харакати рушнои» («Движение света»).
       Политические игры пуштунов дали результат на президентских выборах 2014 года, когда вопреки всем ожиданиям узбеки Афганистана во главе с Дустумом присоединились с Гани. Дустум хотел взять исторический реванш над таджиками и закрепить для узбеков «второе место» в национальной иерархии Афганистана, но, как показало время, он сильно ошибался.
       Ато Мухаммад Нур на выборах 2009 и 2014-го годов стоял стеной за доктора Абдуллу, кандидата от таджиков. В 2014 году именно под его давлением пришлось разделить власть между пуштунами и таджиками. Согласно этим договоренностям они должны были разделить правительственные кресла пополам - 50х50. Но Гани продолжал свое дело – вытеснял таджиков и других из власти, чему Абдулла не смог помешать, он не справился с поставленной задачей.
       Намерения Гани разоблачили и другие факты. В последний год в прессе всплывали секретные указания его администрации. В одном из них говорится, что в администрации президента все должны разговаривать исключительно на пушту. В другом документе, который назвали «националистической памяткой», говорилось, что на работу в администрацию президента Афганистана должны принимать только пуштунов или «доверенных лиц». В следующем документе, который появился после майских терактов и разгрома демонстрантов в Кабуле силами Кабульского гарнизона, четко указано: в спецбатальон по противостоянию демонстрантам таджиков не брать.
      Также который год непуштуны недовольны тем, что в их паспортах в графе «национальность» указывается «афганец», что означает «пуштун». Так пуштуны хотят лишить их идентичности.
Выбирай!
       Абдулла - представитель таджиков и непуштунов, - будучи премьер-министром Афганистана, не смог отстоять их интересы и повлиять на политику Гани. Согласно договоренностям о создании в 2014 году правительства Национального единства через два года должен был состояться Лойя-джирга – высший совет Афганистана, за ним парламентские и президентские выборы. Срок прошел, Гани не ушел. Наоборот, он раздал своим сторонникам и законную долю Абдуллы и также долю своего союзника Дустума в правительстве, что вызвало явное недовольство последних.
       Неспособность Абдуллы привела к тому, что Нур был вынужден выйти с Гани на связь – прямые переговоры от имени «Джамиати ислами». Это вызвало негодование Абдуллы и его сторонников с «панджшерского фронта». Они были недовольны и тем, что за их спиной Ато ведет переговоры с Гани, а также превращается в лидера таджиков, каким был Ахмадшах Масъуд. В свою очередь, переговоры Ато с Гани ослабили авторитет и позиции Абдуллы и «панджшерцев» в обществе и правительстве.
        Исходя из этого, Абдулла всячески старался восполнить ту нишу, которая опустела после ухода Нура и его сторонников из «Джамиати ислами». Это и подтолкнуло его в объятия его противника Гани. Решение об отставке Нура произошло и с его согласия. Это возмутило всех таджиков. Сейчас отдельные круги предлагают Абдулле выбор: переходи на нашу сторону, или мы тебя исключим из «Джамиати ислами».
      Таджики - это единственная сила, которая противостоит пуштунам. По признанию самого Хекматияра, «война Афганистана - это война двух наций: пуштунов и таджиков».
       Отставка Нура для таджиков и в целом для непуштунов - вопрос чести и носит судьбоносный характер. Простыми словами, его уход означает, что пуштуны завоюют Север – исторический оплот и дом таджиков, узбеков и туркмен, как это делал «Талибан», проведут этнические чистки и будут властвовать неизвестно еще сколько веков.
Именно поэтому они намерены поднять всеобщий бунт, создать автономное правительство, что приведет к разделу Афганистана. Есть и призыв: «Готовьте ружья!» Все это также говорит о важности политической фигуры Ато Мухаммада Нура и ситуации в Афганистане.
«Даишизация»
      У США и их союзников свои планы. Многие афганские эксперты придерживаются мнения, что с отставкой Ато связан вопрос «даишизации», или «игилизации», севера Афганистана, где абсолютное большинство населения представляют антиталибо-даишский лагерь.
       Спонсоры  «Исламского государства» (ИГ) надеются, что таджики, узбеки, туркмены той стороны Амударьи пойдут с ними на сотрудничество. Мазари-Шариф давно рассматривается как потенциальный Мосул и Ракка, центры ИГ в Сирии и Ираке.
  
       Оставшиеся без работы игиловцы, прежде всего из СНГ, по данным арабских и афганских СМИ, самолётами перебрасываются в Афганистан.   Также наблюдается активизация и ИГ, и «Талибана» в Баглане, Сарипуле, Кундузе и Бадахшане. Тучи сгущаются и над Балхом. Но «Талибан» и ИГ не могут взять Балх без помощи центрального правительства Кабула, которое обвинялось влиятельными политиками Афганистана и даже Россией в том, что стоит за реализацию проекта «даишизации» Севера.
       Чтобы предотвратить этот проект, летом этого года Нур, Дустум и Мухаккик в Стамбуле создали Национальную коалицию по спасению Афганистана. Для пуштунов и США это тот Национальный фронт по спасению Афганистана Ахмадшаха Масъуда 90-х годов, который помешал американцам с помощью «Талибана» привести во власть своих ставленников. Запад и Пакистан в то время называли этот фронт «Северным альянсом», чтобы показать миру, что это непуштуны, хотя его членами были также и влиятельные пуштунские лидеры Расул Сайяф и Хаджи Кадир. Поэтому они непосредственно и руками администрации Гани – Абдуллы мешают Дустуму вернуться в Афганистан и объединиться с Нуром и Мухаккиком. Эта коалиция в будущем и будет бороться с ДАИШ и «Талибаном».
      Народы севера Афганистана исторически считаются традиционными союзниками России, Ирана и стран Центральной Азии. Они существуют в одном едином географическом пространстве бок о бок, связаны экономически и культурой. Иран очень активно действует в Афганистане. Действия России, особенно их помощь «Талибану», озвучивается в заявлениях западных политиков, военных и СМИ. Москва признает связи с «Талибаном», но отрицает военную помощь. Что это значит? Кремль не уверен в «Талибане» и не хочет лишиться своего влияния среди народов Севера. Если США и Гани удастся убрать Ато с арены, как они это сделали с Дустумом, нет гарантий, что талибы не сольются с ИГ.
       Старания России добиться сотрудничества Штатов в Афганистане также означают, что Москва и так уже заинтересована в их уходе из Афганистана, это то, чего очень хочет Иран.
      Таким образом, Ато оказался в центре «Большой игры». История выбрала его, дала такую роль. И он не должен уйти.

Array
(
    [ID] => 587503
    [~ID] => 587503
    [NAME] => Чем вызвана отставка губернатора Балха - Ато Мухаммада Нура, почему он должен остаться и как это касается таджиков?
    [~NAME] => Чем вызвана отставка губернатора Балха - Ато Мухаммада Нура, почему он должен остаться и как это касается таджиков?
    [IBLOCK_ID] => 85
    [~IBLOCK_ID] => 85
    [IBLOCK_SECTION_ID] => 128
    [~IBLOCK_SECTION_ID] => 128
    [DETAIL_TEXT] =>       Кабул. 21 декабря.  АфТАГ -   Назначение и освобождение чиновника – дело обыкновенное, и считается нормальной процедурой в любом цивилизованном государстве, но только не в Афганистане. Особенно, когда дело касается губернатора Балха – Ато Мухаммада Нура, пишет  политолог Фахриддин ХОЛБЕК, специально для Asia-Plus
     « Последний скандал, возникший после подписания его отставки президентом Ашрафом Гани, еще раз показал, что в Афганистане дела обстоят совсем не так, как кажется.
      Нур уже 15-й год правит Балхом. Этим омрачается его яркая фигура моджахеда-демократа, но есть другой очевидный факт: Ато - исключительная личность, выросшая на базе школы легендарного Ахмадшаха Масъуда. Он единственный среди намного более сильных фигур среди таджиков, вроде Бурхануддина Раббани, маршала Касима Фахима, Юнуса Кануни, Бисмилла-хана Мохаммади, Амруллы Салеха, Исмаил-хана, кто выжил при 16-летней политике США и их сателлитов - кабульских правительств Хамида Карзая и Ашрафа Гани в Афганистане.
      Следовательно, его устранение будет последним “гвоздем в гроб” власти таджиков в Афганистане. Балх - их последний оплот.
       Его отставки хотел добиться еще Хамид Карзай, но не смог. Мало кому известно, что после прихода Гани к власти даже не было указа о его назначении на посту губернатора. Он до сих пор является, де – юре, и.о. губернатора провинции Балх. В феврале якобы он был утвержден на этом посту, но нигде, кроме сообщения пресс-службы Независимого директората провинции Балх, это не было подтверждено. Поэтому его отставка всегда стояла на повестке дня.
      Сам Нур объявил о своей вероятной отставке еще год назад. В то время между ним, как одним из лидеров «Джамиати ислами» («Исламское общество»), партии таджиков, и Ашрафом Гани шли переговоры. Тогда «Джамиати ислами» хотела подписать с правительством такое же соглашение, какое было заключено с только что вернувшимся из изгнания Хекматияром. Тогда Ато написал заявление об отставке, но только при условии, что Гани подпишет соглашение с «Джамиати ислами». Согласно этому соглашению, правительство должно было предоставить этой партии половину всех постов. Эти условия не были приняты, и соглашения тоже не было.
     Ато вел переговоры после разрыва с доктором Абдуллой и “панджшерским фронтом”. Абдулла был и есть представитель «Джамиати ислами» в правительстве Афганистана. Ато был единственным оплотом Абдуллы во время президентских выборов 2014 года, да и 2009-го. И в первую очередь именно благодаря “силе его мускулов” Гани не смог обеспечить свою единоличную победу на выборах и вынужден был согласиться на раздел власти с Абдуллой.
      В прошлом году между Ато и Абдуллой и “главными панджшерцами” - Кануни, Бисмилла-ханом, Амруллой Салехом - произошел раскол. Это означало раскол и в партии «Джамиати ислами».
     Глава партии Салахуддин Раббани маневрировал между ними, но был вынужден сдать основные полномочия Нуру, так как именно он держал “саблю” партии – финансировал местные ячейки, главный офис в Кабуле и партийных лидеров по всему Афганистану.

Остальные лидеры партии, прежде всего панджшерцы, не обращали особого внимания на ее дела и, таким образом, сдали не только свои, но и партийные позиции в правительстве.
     Ато называл их “сгоревшими лицами”. И фактически от бывшей роскоши и величия панджшерцев не осталось и пепла – они не могут влиять на политику государства, как это было в 2001 году.
      Раскол в «Джамиати ислами» было тем достижением, которого в своё время добивался Карзай и очень хотели Гани с США. Это не только дало им повод не принимать условия Нура, но и открыло путь для свержения других “тяжеловесов” афганской политики, таких как Абдурашид Дустум, первый заместитель Гани, лидер узбеков и их партии – «Джумбиши милли» («Национальное движение»). В декабре прошлого года он был обвинен в изнасиловании своего противника.  
       Вина Дустума не была доказана, но это не было важно. Дустума вынудили уехать в Турцию, где он до сих пор и находится. В июле ВВС НАТО не дали приземлиться его самолёту в аэропорту Мазори Шариф. И представим, что первый заместитель президента страны, не только не может зайти в свой кабинет, его даже не пускают в отчий дом.
   ...Ответ на вопрос “Почему не уйдет Нур?” так же сложен, как сложна сама ситуация в Афганистане. Но мы все-таки попробуем ответить.
Как разрубить афганский “гордиев узел”?
      Устод Ато, Ато Мухаммад Нур, нужен не только Балху, но и Афганистану. Автор данных строк имел честь дважды брать у него интервью. В 2010 году это происходило в его офисе губернатора в Мазари-Шарифе. Мне пришлось ждать очереди два дня. Тогда я лучше познакомился с городом, где в первый раз побывал в 2006 году. Тогда Мазар был, грубо говоря, типичным средневековым городом: арбы, закрытые чадрой женщины и бородатые, с большими чалмами мужчины. В 2010 году я попал в совершенно другой город: заасфальтированные дороги, на перекрестках Мазара воздвигнуты памятники, подземный супермаркет...
      Первым моим вопросом к Нуру было: «Как Вам это удалось?» «Это дело рук самих людей, - ответил он. - Я ни копейки не брал у иностранцев. Все, что получил, было от центрального правительства. Если мне дадут однодневную сумму помощи Афганистану, я все переверну!»
      Ато – не хвастун. Но трудно поверить в такие способности человека, который с 16 лет только и делал, что воевал. Диплом  Билфордского университета США (2008) и магистерскую степень в Душанбе (2013) получил после войны, уже будучи при деньгах и власти. Всю жизнь воевал - сначала против СССР, потом против «Талибана» и временами с Дустумом и Хекматияром. Возникает резонный вопрос: как такой человек может преуспеть и в мирной жизни?
    Нур-моджахед все сделал очень просто. В 2004 году, не обращая внимания на критику, поменял традиционную одежду – «пакул и тунбон» – на костюм и галстук. Состриг длинную бороду, надел черные очки. И стал «стильным султаном Балха». Иностранцы начали его уважать и считаться с ним.
      Он накопил состояние. По некоторым данным, только в городе Мазари-Шарифе им контролируется порядка 200 предприятий и торговых центров.
      А начал он в традиционном стиле восточных правителей: собрал весь криминал,  вооруженные группировки провинции, наркодельцов и сделал предложение: деньги, работа и бизнес. Кто хочет, пусть получит от него субсидию, работу и капитал для начала бизнеса. Если нет - то пожалуйста... Показал на открытые ворота тюрьмы. Так и была решена проблема с криминалом и наркотрафиком.
     “Император”
       Балх с его особенностями представляет собой «государство в государстве». И Ато не зря называют «императором Балха».
       В Афганистане 34 провинции и, следовательно, 34 губернатора. Ни одну и ни одного из них невозможно сравнить с Балхом и его губернатором. Балх – центр Севера. Имел огромное значение при вторжении СССР и ныне, после прихода США с НАТО. Именно через него пролегают все пути снабжения и логистики, не только военных, но и гражданских грузов. Первая железная дорога из внешнего мира была введена в эксплуатацию именно в Мазари-Шарифе - из Узбекистана в 2011 году. Из международного аэропорта “Мавлоно” летают в Стамбул, Дубай и Дехли.
      В провинции самое большое количество средних и мелких предприятий (порядка 5 тысяч). Налогообложение и таможенные пошлины на самом низком уровне (3% от общей суммы). Земля под строительство или предприятие дается бесплатно или по мизерной цене. Дехкане выращивают хлопок, зерно и фрукты. Предприятия Балха производят ткань и стройматериалы. Больше половины населения заняты в экономике.
      В Балхе школы функционирует в нормальном режиме. Школьниц никто не обливает кислотой и не травит ядом. В Мазари-Шарифе 6 университетов. Самый большой из них - третий в списке афганских вузов. Также имеются 3 большие больницы.

Конечно, тут много проблем, но по сравнению с Кандагаром, Нангархаром, Бадахшаном, даже Кабулом и Гератом, Балх с населением 1 миллион 300 тысяч человек – самая процветающая провинция Афганистана.
    Мазари-Шариф – это еще и туристический город.
       Именно благодаря Нуру провинция считается самой безопасной частью «горячего» Афганистана. Все народы – таджики, узбеки, пуштуны, хазарейцы, туркмены и другие - живут здесь в мире и согласии. Особых конфликтов и разногласий в течение 13 лет правления Нура здесь не было. Также Балх считался провинцией, где выращивание мака доведено до нуля, где не производят ни грамма наркотиков.
       Когда речь идет об отставке такого успешного губернатора, конечно, каждый вправе спросить: «А зачем его менять?»
Видно, что правительству Гани, Абдуллы и их покровителям - США нужен пост Нура. Но зачем?
Пуштунизация
       Гани и его предшественник Карзай, изначально ведут политику пуштунизации и монополизации власти в Афганистане. Они хотят привести страну в состояние до 1973 года, когда пришел к власти Мухаммад Давуд. До него в Афганистане властвовали пуштуны, делами секретариата занимались таджики. После Давуда к власти пришли коммунисты, на помощь которым поспешил Советский Союз. «Афганский джихад» привел и укрепил на политической арене множество новых сил, одной из которых была  «Джамиати ислами» таджиков. Приход к власти таджика Раббани в 1992 году больно задел пуштунов вроде Хекматияра, а затем «Талибан».

Видно было, что таджики отныне не будут довольствоваться «секретарством». Также и хазарейцы с узбеками дальше не хотели быть людьми «второго сорта». У них тоже появились свои лидеры, военная сила и покровители в лице Ирана, Турции и Узбекистана.
      Дальнейшее развитие событий в Афганистане показывает, что пуштуны с помощью Пакистана и других союзников, в том числе и США, всегда старались монополизировать власть, вернуть то, что, по их убеждению, принадлежит им.
      Ахмадшах Масъуд стоял во главе этого противостояния и ренессанса непуштунов. Именно он первым дал знать и доказал, что никто в этой стране не является перво- или второсортным. Все равноправны.
      Масъуд погиб. К власти пришло проамериканское правительство Хамида Карзая. «Наследники Масъуда» - маршал Фахим, Юнус Кануни, Абдулла Абдулла и другие, которые создали это правительство с помощью США и их союзников, находились на очень важных постах, но недолго. Раббани, как лидер таджиков, ими был отодвинут на второй план. Карзай, воспользовавшись их разногласиями, на первые свои выборы пошел с Ахмадзиёй Масъудом, братом покойного Масъуда и зятем Раббани, а на вторые - с маршалом Фахимом.
      К выборам 2014 года уже многих таджикских лидеров не стало. Раббани был убит, маршал Фахим умер при загадочных обстоятельствах, а Кануни, Бисмилла-хан, Салех превратились в «политические трупы». Доктор Абдулла ныне пусть премьер-министр, но дискредитирован (об этом ниже). Ато - «последний из могикан». Его поддерживает новое движение «Растохези тагйир» («Ренессанс перемен»), которое представляют новые силы из числа таджикской молодёжи.

      Пуштуны вели такие игры и политику также с узбеками и хазарейцами. Несколько попыток заменить Дустума на нового лидера или разделить узбеков на несколько групп не дали результата. Дустум смог сохранить свой авторитет и единую власть над узбеками, но хазарейцы разделились на несколько частей – сторонников Халили, Мухаккика, Дониша и др. Отсюда, они разделены по всем группам: Дониш и Халили - с Гани, Мухаккик - с Абдуллой, а сейчас с Нуром. Новая сила, состоявшая из хазарейцев-технократов, состоит в оппозиционном движении «Харакати рушнои» («Движение света»).
       Политические игры пуштунов дали результат на президентских выборах 2014 года, когда вопреки всем ожиданиям узбеки Афганистана во главе с Дустумом присоединились с Гани. Дустум хотел взять исторический реванш над таджиками и закрепить для узбеков «второе место» в национальной иерархии Афганистана, но, как показало время, он сильно ошибался.
       Ато Мухаммад Нур на выборах 2009 и 2014-го годов стоял стеной за доктора Абдуллу, кандидата от таджиков. В 2014 году именно под его давлением пришлось разделить власть между пуштунами и таджиками. Согласно этим договоренностям они должны были разделить правительственные кресла пополам - 50х50. Но Гани продолжал свое дело – вытеснял таджиков и других из власти, чему Абдулла не смог помешать, он не справился с поставленной задачей.
       Намерения Гани разоблачили и другие факты. В последний год в прессе всплывали секретные указания его администрации. В одном из них говорится, что в администрации президента все должны разговаривать исключительно на пушту. В другом документе, который назвали «националистической памяткой», говорилось, что на работу в администрацию президента Афганистана должны принимать только пуштунов или «доверенных лиц». В следующем документе, который появился после майских терактов и разгрома демонстрантов в Кабуле силами Кабульского гарнизона, четко указано: в спецбатальон по противостоянию демонстрантам таджиков не брать.
      Также который год непуштуны недовольны тем, что в их паспортах в графе «национальность» указывается «афганец», что означает «пуштун». Так пуштуны хотят лишить их идентичности.
Выбирай!
       Абдулла - представитель таджиков и непуштунов, - будучи премьер-министром Афганистана, не смог отстоять их интересы и повлиять на политику Гани. Согласно договоренностям о создании в 2014 году правительства Национального единства через два года должен был состояться Лойя-джирга – высший совет Афганистана, за ним парламентские и президентские выборы. Срок прошел, Гани не ушел. Наоборот, он раздал своим сторонникам и законную долю Абдуллы и также долю своего союзника Дустума в правительстве, что вызвало явное недовольство последних.
       Неспособность Абдуллы привела к тому, что Нур был вынужден выйти с Гани на связь – прямые переговоры от имени «Джамиати ислами». Это вызвало негодование Абдуллы и его сторонников с «панджшерского фронта». Они были недовольны и тем, что за их спиной Ато ведет переговоры с Гани, а также превращается в лидера таджиков, каким был Ахмадшах Масъуд. В свою очередь, переговоры Ато с Гани ослабили авторитет и позиции Абдуллы и «панджшерцев» в обществе и правительстве.
        Исходя из этого, Абдулла всячески старался восполнить ту нишу, которая опустела после ухода Нура и его сторонников из «Джамиати ислами». Это и подтолкнуло его в объятия его противника Гани. Решение об отставке Нура произошло и с его согласия. Это возмутило всех таджиков. Сейчас отдельные круги предлагают Абдулле выбор: переходи на нашу сторону, или мы тебя исключим из «Джамиати ислами».
      Таджики - это единственная сила, которая противостоит пуштунам. По признанию самого Хекматияра, «война Афганистана - это война двух наций: пуштунов и таджиков».
       Отставка Нура для таджиков и в целом для непуштунов - вопрос чести и носит судьбоносный характер. Простыми словами, его уход означает, что пуштуны завоюют Север – исторический оплот и дом таджиков, узбеков и туркмен, как это делал «Талибан», проведут этнические чистки и будут властвовать неизвестно еще сколько веков.
Именно поэтому они намерены поднять всеобщий бунт, создать автономное правительство, что приведет к разделу Афганистана. Есть и призыв: «Готовьте ружья!» Все это также говорит о важности политической фигуры Ато Мухаммада Нура и ситуации в Афганистане.
«Даишизация»
      У США и их союзников свои планы. Многие афганские эксперты придерживаются мнения, что с отставкой Ато связан вопрос «даишизации», или «игилизации», севера Афганистана, где абсолютное большинство населения представляют антиталибо-даишский лагерь.
       Спонсоры  «Исламского государства» (ИГ) надеются, что таджики, узбеки, туркмены той стороны Амударьи пойдут с ними на сотрудничество. Мазари-Шариф давно рассматривается как потенциальный Мосул и Ракка, центры ИГ в Сирии и Ираке.
  
       Оставшиеся без работы игиловцы, прежде всего из СНГ, по данным арабских и афганских СМИ, самолётами перебрасываются в Афганистан.   Также наблюдается активизация и ИГ, и «Талибана» в Баглане, Сарипуле, Кундузе и Бадахшане. Тучи сгущаются и над Балхом. Но «Талибан» и ИГ не могут взять Балх без помощи центрального правительства Кабула, которое обвинялось влиятельными политиками Афганистана и даже Россией в том, что стоит за реализацию проекта «даишизации» Севера.
       Чтобы предотвратить этот проект, летом этого года Нур, Дустум и Мухаккик в Стамбуле создали Национальную коалицию по спасению Афганистана. Для пуштунов и США это тот Национальный фронт по спасению Афганистана Ахмадшаха Масъуда 90-х годов, который помешал американцам с помощью «Талибана» привести во власть своих ставленников. Запад и Пакистан в то время называли этот фронт «Северным альянсом», чтобы показать миру, что это непуштуны, хотя его членами были также и влиятельные пуштунские лидеры Расул Сайяф и Хаджи Кадир. Поэтому они непосредственно и руками администрации Гани – Абдуллы мешают Дустуму вернуться в Афганистан и объединиться с Нуром и Мухаккиком. Эта коалиция в будущем и будет бороться с ДАИШ и «Талибаном».
      Народы севера Афганистана исторически считаются традиционными союзниками России, Ирана и стран Центральной Азии. Они существуют в одном едином географическом пространстве бок о бок, связаны экономически и культурой. Иран очень активно действует в Афганистане. Действия России, особенно их помощь «Талибану», озвучивается в заявлениях западных политиков, военных и СМИ. Москва признает связи с «Талибаном», но отрицает военную помощь. Что это значит? Кремль не уверен в «Талибане» и не хочет лишиться своего влияния среди народов Севера. Если США и Гани удастся убрать Ато с арены, как они это сделали с Дустумом, нет гарантий, что талибы не сольются с ИГ.
       Старания России добиться сотрудничества Штатов в Афганистане также означают, что Москва и так уже заинтересована в их уходе из Афганистана, это то, чего очень хочет Иран.
      Таким образом, Ато оказался в центре «Большой игры». История выбрала его, дала такую роль. И он не должен уйти.
[~DETAIL_TEXT] => Кабул. 21 декабря. АфТАГ - Назначение и освобождение чиновника – дело обыкновенное, и считается нормальной процедурой в любом цивилизованном государстве, но только не в Афганистане. Особенно, когда дело касается губернатора Балха – Ато Мухаммада Нура, пишет политолог Фахриддин ХОЛБЕК, специально для Asia-Plus « Последний скандал, возникший после подписания его отставки президентом Ашрафом Гани, еще раз показал, что в Афганистане дела обстоят совсем не так, как кажется. Нур уже 15-й год правит Балхом. Этим омрачается его яркая фигура моджахеда-демократа, но есть другой очевидный факт: Ато - исключительная личность, выросшая на базе школы легендарного Ахмадшаха Масъуда. Он единственный среди намного более сильных фигур среди таджиков, вроде Бурхануддина Раббани, маршала Касима Фахима, Юнуса Кануни, Бисмилла-хана Мохаммади, Амруллы Салеха, Исмаил-хана, кто выжил при 16-летней политике США и их сателлитов - кабульских правительств Хамида Карзая и Ашрафа Гани в Афганистане. Следовательно, его устранение будет последним “гвоздем в гроб” власти таджиков в Афганистане. Балх - их последний оплот. Его отставки хотел добиться еще Хамид Карзай, но не смог. Мало кому известно, что после прихода Гани к власти даже не было указа о его назначении на посту губернатора. Он до сих пор является, де – юре, и.о. губернатора провинции Балх. В феврале якобы он был утвержден на этом посту, но нигде, кроме сообщения пресс-службы Независимого директората провинции Балх, это не было подтверждено. Поэтому его отставка всегда стояла на повестке дня. Сам Нур объявил о своей вероятной отставке еще год назад. В то время между ним, как одним из лидеров «Джамиати ислами» («Исламское общество»), партии таджиков, и Ашрафом Гани шли переговоры. Тогда «Джамиати ислами» хотела подписать с правительством такое же соглашение, какое было заключено с только что вернувшимся из изгнания Хекматияром. Тогда Ато написал заявление об отставке, но только при условии, что Гани подпишет соглашение с «Джамиати ислами». Согласно этому соглашению, правительство должно было предоставить этой партии половину всех постов. Эти условия не были приняты, и соглашения тоже не было. Ато вел переговоры после разрыва с доктором Абдуллой и “панджшерским фронтом”. Абдулла был и есть представитель «Джамиати ислами» в правительстве Афганистана. Ато был единственным оплотом Абдуллы во время президентских выборов 2014 года, да и 2009-го. И в первую очередь именно благодаря “силе его мускулов” Гани не смог обеспечить свою единоличную победу на выборах и вынужден был согласиться на раздел власти с Абдуллой. В прошлом году между Ато и Абдуллой и “главными панджшерцами” - Кануни, Бисмилла-ханом, Амруллой Салехом - произошел раскол. Это означало раскол и в партии «Джамиати ислами». Глава партии Салахуддин Раббани маневрировал между ними, но был вынужден сдать основные полномочия Нуру, так как именно он держал “саблю” партии – финансировал местные ячейки, главный офис в Кабуле и партийных лидеров по всему Афганистану. Остальные лидеры партии, прежде всего панджшерцы, не обращали особого внимания на ее дела и, таким образом, сдали не только свои, но и партийные позиции в правительстве. Ато называл их “сгоревшими лицами”. И фактически от бывшей роскоши и величия панджшерцев не осталось и пепла – они не могут влиять на политику государства, как это было в 2001 году. Раскол в «Джамиати ислами» было тем достижением, которого в своё время добивался Карзай и очень хотели Гани с США. Это не только дало им повод не принимать условия Нура, но и открыло путь для свержения других “тяжеловесов” афганской политики, таких как Абдурашид Дустум, первый заместитель Гани, лидер узбеков и их партии – «Джумбиши милли» («Национальное движение»). В декабре прошлого года он был обвинен в изнасиловании своего противника. Вина Дустума не была доказана, но это не было важно. Дустума вынудили уехать в Турцию, где он до сих пор и находится. В июле ВВС НАТО не дали приземлиться его самолёту в аэропорту Мазори Шариф. И представим, что первый заместитель президента страны, не только не может зайти в свой кабинет, его даже не пускают в отчий дом. ...Ответ на вопрос “Почему не уйдет Нур?” так же сложен, как сложна сама ситуация в Афганистане. Но мы все-таки попробуем ответить. Как разрубить афганский “гордиев узел”? Устод Ато, Ато Мухаммад Нур, нужен не только Балху, но и Афганистану. Автор данных строк имел честь дважды брать у него интервью. В 2010 году это происходило в его офисе губернатора в Мазари-Шарифе. Мне пришлось ждать очереди два дня. Тогда я лучше познакомился с городом, где в первый раз побывал в 2006 году. Тогда Мазар был, грубо говоря, типичным средневековым городом: арбы, закрытые чадрой женщины и бородатые, с большими чалмами мужчины. В 2010 году я попал в совершенно другой город: заасфальтированные дороги, на перекрестках Мазара воздвигнуты памятники, подземный супермаркет... Первым моим вопросом к Нуру было: «Как Вам это удалось?» «Это дело рук самих людей, - ответил он. - Я ни копейки не брал у иностранцев. Все, что получил, было от центрального правительства. Если мне дадут однодневную сумму помощи Афганистану, я все переверну!» Ато – не хвастун. Но трудно поверить в такие способности человека, который с 16 лет только и делал, что воевал. Диплом Билфордского университета США (2008) и магистерскую степень в Душанбе (2013) получил после войны, уже будучи при деньгах и власти. Всю жизнь воевал - сначала против СССР, потом против «Талибана» и временами с Дустумом и Хекматияром. Возникает резонный вопрос: как такой человек может преуспеть и в мирной жизни? Нур-моджахед все сделал очень просто. В 2004 году, не обращая внимания на критику, поменял традиционную одежду – «пакул и тунбон» – на костюм и галстук. Состриг длинную бороду, надел черные очки. И стал «стильным султаном Балха». Иностранцы начали его уважать и считаться с ним. Он накопил состояние. По некоторым данным, только в городе Мазари-Шарифе им контролируется порядка 200 предприятий и торговых центров. А начал он в традиционном стиле восточных правителей: собрал весь криминал, вооруженные группировки провинции, наркодельцов и сделал предложение: деньги, работа и бизнес. Кто хочет, пусть получит от него субсидию, работу и капитал для начала бизнеса. Если нет - то пожалуйста... Показал на открытые ворота тюрьмы. Так и была решена проблема с криминалом и наркотрафиком. “Император” Балх с его особенностями представляет собой «государство в государстве». И Ато не зря называют «императором Балха». В Афганистане 34 провинции и, следовательно, 34 губернатора. Ни одну и ни одного из них невозможно сравнить с Балхом и его губернатором. Балх – центр Севера. Имел огромное значение при вторжении СССР и ныне, после прихода США с НАТО. Именно через него пролегают все пути снабжения и логистики, не только военных, но и гражданских грузов. Первая железная дорога из внешнего мира была введена в эксплуатацию именно в Мазари-Шарифе - из Узбекистана в 2011 году. Из международного аэропорта “Мавлоно” летают в Стамбул, Дубай и Дехли. В провинции самое большое количество средних и мелких предприятий (порядка 5 тысяч). Налогообложение и таможенные пошлины на самом низком уровне (3% от общей суммы). Земля под строительство или предприятие дается бесплатно или по мизерной цене. Дехкане выращивают хлопок, зерно и фрукты. Предприятия Балха производят ткань и стройматериалы. Больше половины населения заняты в экономике. В Балхе школы функционирует в нормальном режиме. Школьниц никто не обливает кислотой и не травит ядом. В Мазари-Шарифе 6 университетов. Самый большой из них - третий в списке афганских вузов. Также имеются 3 большие больницы. Конечно, тут много проблем, но по сравнению с Кандагаром, Нангархаром, Бадахшаном, даже Кабулом и Гератом, Балх с населением 1 миллион 300 тысяч человек – самая процветающая провинция Афганистана. Мазари-Шариф – это еще и туристический город. Именно благодаря Нуру провинция считается самой безопасной частью «горячего» Афганистана. Все народы – таджики, узбеки, пуштуны, хазарейцы, туркмены и другие - живут здесь в мире и согласии. Особых конфликтов и разногласий в течение 13 лет правления Нура здесь не было. Также Балх считался провинцией, где выращивание мака доведено до нуля, где не производят ни грамма наркотиков. Когда речь идет об отставке такого успешного губернатора, конечно, каждый вправе спросить: «А зачем его менять?» Видно, что правительству Гани, Абдуллы и их покровителям - США нужен пост Нура. Но зачем? Пуштунизация Гани и его предшественник Карзай, изначально ведут политику пуштунизации и монополизации власти в Афганистане. Они хотят привести страну в состояние до 1973 года, когда пришел к власти Мухаммад Давуд. До него в Афганистане властвовали пуштуны, делами секретариата занимались таджики. После Давуда к власти пришли коммунисты, на помощь которым поспешил Советский Союз. «Афганский джихад» привел и укрепил на политической арене множество новых сил, одной из которых была «Джамиати ислами» таджиков. Приход к власти таджика Раббани в 1992 году больно задел пуштунов вроде Хекматияра, а затем «Талибан». Видно было, что таджики отныне не будут довольствоваться «секретарством». Также и хазарейцы с узбеками дальше не хотели быть людьми «второго сорта». У них тоже появились свои лидеры, военная сила и покровители в лице Ирана, Турции и Узбекистана. Дальнейшее развитие событий в Афганистане показывает, что пуштуны с помощью Пакистана и других союзников, в том числе и США, всегда старались монополизировать власть, вернуть то, что, по их убеждению, принадлежит им. Ахмадшах Масъуд стоял во главе этого противостояния и ренессанса непуштунов. Именно он первым дал знать и доказал, что никто в этой стране не является перво- или второсортным. Все равноправны. Масъуд погиб. К власти пришло проамериканское правительство Хамида Карзая. «Наследники Масъуда» - маршал Фахим, Юнус Кануни, Абдулла Абдулла и другие, которые создали это правительство с помощью США и их союзников, находились на очень важных постах, но недолго. Раббани, как лидер таджиков, ими был отодвинут на второй план. Карзай, воспользовавшись их разногласиями, на первые свои выборы пошел с Ахмадзиёй Масъудом, братом покойного Масъуда и зятем Раббани, а на вторые - с маршалом Фахимом. К выборам 2014 года уже многих таджикских лидеров не стало. Раббани был убит, маршал Фахим умер при загадочных обстоятельствах, а Кануни, Бисмилла-хан, Салех превратились в «политические трупы». Доктор Абдулла ныне пусть премьер-министр, но дискредитирован (об этом ниже). Ато - «последний из могикан». Его поддерживает новое движение «Растохези тагйир» («Ренессанс перемен»), которое представляют новые силы из числа таджикской молодёжи. Пуштуны вели такие игры и политику также с узбеками и хазарейцами. Несколько попыток заменить Дустума на нового лидера или разделить узбеков на несколько групп не дали результата. Дустум смог сохранить свой авторитет и единую власть над узбеками, но хазарейцы разделились на несколько частей – сторонников Халили, Мухаккика, Дониша и др. Отсюда, они разделены по всем группам: Дониш и Халили - с Гани, Мухаккик - с Абдуллой, а сейчас с Нуром. Новая сила, состоявшая из хазарейцев-технократов, состоит в оппозиционном движении «Харакати рушнои» («Движение света»). Политические игры пуштунов дали результат на президентских выборах 2014 года, когда вопреки всем ожиданиям узбеки Афганистана во главе с Дустумом присоединились с Гани. Дустум хотел взять исторический реванш над таджиками и закрепить для узбеков «второе место» в национальной иерархии Афганистана, но, как показало время, он сильно ошибался. Ато Мухаммад Нур на выборах 2009 и 2014-го годов стоял стеной за доктора Абдуллу, кандидата от таджиков. В 2014 году именно под его давлением пришлось разделить власть между пуштунами и таджиками. Согласно этим договоренностям они должны были разделить правительственные кресла пополам - 50х50. Но Гани продолжал свое дело – вытеснял таджиков и других из власти, чему Абдулла не смог помешать, он не справился с поставленной задачей. Намерения Гани разоблачили и другие факты. В последний год в прессе всплывали секретные указания его администрации. В одном из них говорится, что в администрации президента все должны разговаривать исключительно на пушту. В другом документе, который назвали «националистической памяткой», говорилось, что на работу в администрацию президента Афганистана должны принимать только пуштунов или «доверенных лиц». В следующем документе, который появился после майских терактов и разгрома демонстрантов в Кабуле силами Кабульского гарнизона, четко указано: в спецбатальон по противостоянию демонстрантам таджиков не брать. Также который год непуштуны недовольны тем, что в их паспортах в графе «национальность» указывается «афганец», что означает «пуштун». Так пуштуны хотят лишить их идентичности. Выбирай! Абдулла - представитель таджиков и непуштунов, - будучи премьер-министром Афганистана, не смог отстоять их интересы и повлиять на политику Гани. Согласно договоренностям о создании в 2014 году правительства Национального единства через два года должен был состояться Лойя-джирга – высший совет Афганистана, за ним парламентские и президентские выборы. Срок прошел, Гани не ушел. Наоборот, он раздал своим сторонникам и законную долю Абдуллы и также долю своего союзника Дустума в правительстве, что вызвало явное недовольство последних. Неспособность Абдуллы привела к тому, что Нур был вынужден выйти с Гани на связь – прямые переговоры от имени «Джамиати ислами». Это вызвало негодование Абдуллы и его сторонников с «панджшерского фронта». Они были недовольны и тем, что за их спиной Ато ведет переговоры с Гани, а также превращается в лидера таджиков, каким был Ахмадшах Масъуд. В свою очередь, переговоры Ато с Гани ослабили авторитет и позиции Абдуллы и «панджшерцев» в обществе и правительстве. Исходя из этого, Абдулла всячески старался восполнить ту нишу, которая опустела после ухода Нура и его сторонников из «Джамиати ислами». Это и подтолкнуло его в объятия его противника Гани. Решение об отставке Нура произошло и с его согласия. Это возмутило всех таджиков. Сейчас отдельные круги предлагают Абдулле выбор: переходи на нашу сторону, или мы тебя исключим из «Джамиати ислами». Таджики - это единственная сила, которая противостоит пуштунам. По признанию самого Хекматияра, «война Афганистана - это война двух наций: пуштунов и таджиков». Отставка Нура для таджиков и в целом для непуштунов - вопрос чести и носит судьбоносный характер. Простыми словами, его уход означает, что пуштуны завоюют Север – исторический оплот и дом таджиков, узбеков и туркмен, как это делал «Талибан», проведут этнические чистки и будут властвовать неизвестно еще сколько веков. Именно поэтому они намерены поднять всеобщий бунт, создать автономное правительство, что приведет к разделу Афганистана. Есть и призыв: «Готовьте ружья!» Все это также говорит о важности политической фигуры Ато Мухаммада Нура и ситуации в Афганистане. «Даишизация» У США и их союзников свои планы. Многие афганские эксперты придерживаются мнения, что с отставкой Ато связан вопрос «даишизации», или «игилизации», севера Афганистана, где абсолютное большинство населения представляют антиталибо-даишский лагерь. Спонсоры «Исламского государства» (ИГ) надеются, что таджики, узбеки, туркмены той стороны Амударьи пойдут с ними на сотрудничество. Мазари-Шариф давно рассматривается как потенциальный Мосул и Ракка, центры ИГ в Сирии и Ираке. Оставшиеся без работы игиловцы, прежде всего из СНГ, по данным арабских и афганских СМИ, самолётами перебрасываются в Афганистан. Также наблюдается активизация и ИГ, и «Талибана» в Баглане, Сарипуле, Кундузе и Бадахшане. Тучи сгущаются и над Балхом. Но «Талибан» и ИГ не могут взять Балх без помощи центрального правительства Кабула, которое обвинялось влиятельными политиками Афганистана и даже Россией в том, что стоит за реализацию проекта «даишизации» Севера. Чтобы предотвратить этот проект, летом этого года Нур, Дустум и Мухаккик в Стамбуле создали Национальную коалицию по спасению Афганистана. Для пуштунов и США это тот Национальный фронт по спасению Афганистана Ахмадшаха Масъуда 90-х годов, который помешал американцам с помощью «Талибана» привести во власть своих ставленников. Запад и Пакистан в то время называли этот фронт «Северным альянсом», чтобы показать миру, что это непуштуны, хотя его членами были также и влиятельные пуштунские лидеры Расул Сайяф и Хаджи Кадир. Поэтому они непосредственно и руками администрации Гани – Абдуллы мешают Дустуму вернуться в Афганистан и объединиться с Нуром и Мухаккиком. Эта коалиция в будущем и будет бороться с ДАИШ и «Талибаном». Народы севера Афганистана исторически считаются традиционными союзниками России, Ирана и стран Центральной Азии. Они существуют в одном едином географическом пространстве бок о бок, связаны экономически и культурой. Иран очень активно действует в Афганистане. Действия России, особенно их помощь «Талибану», озвучивается в заявлениях западных политиков, военных и СМИ. Москва признает связи с «Талибаном», но отрицает военную помощь. Что это значит? Кремль не уверен в «Талибане» и не хочет лишиться своего влияния среди народов Севера. Если США и Гани удастся убрать Ато с арены, как они это сделали с Дустумом, нет гарантий, что талибы не сольются с ИГ. Старания России добиться сотрудничества Штатов в Афганистане также означают, что Москва и так уже заинтересована в их уходе из Афганистана, это то, чего очень хочет Иран. Таким образом, Ато оказался в центре «Большой игры». История выбрала его, дала такую роль. И он не должен уйти. [DETAIL_TEXT_TYPE] => text [~DETAIL_TEXT_TYPE] => text [PREVIEW_TEXT] => [~PREVIEW_TEXT] => [PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [DETAIL_PICTURE] => [~DETAIL_PICTURE] => [TIMESTAMP_X] => 21.12.2017 17:20:40 [~TIMESTAMP_X] => 21.12.2017 17:20:40 [ACTIVE_FROM] => 21.12.2017 17:18:44 [~ACTIVE_FROM] => 21.12.2017 17:18:44 [LIST_PAGE_URL] => /content/index.php?ID=85 [~LIST_PAGE_URL] => /content/index.php?ID=85 [DETAIL_PAGE_URL] => /content/detail.php?ID=587503 [~DETAIL_PAGE_URL] => /content/detail.php?ID=587503 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => che5m-vyzvana-otstavka-gubernatora-balkha-ato-mukhammada-nura-pochemu-on-dolzhen-ostatsya-i-kak-eto-k [~CODE] => che5m-vyzvana-otstavka-gubernatora-balkha-ato-mukhammada-nura-pochemu-on-dolzhen-ostatsya-i-kak-eto-k [EXTERNAL_ID] => 587503 [~EXTERNAL_ID] => 587503 [IBLOCK_TYPE_ID] => content [~IBLOCK_TYPE_ID] => content [IBLOCK_CODE] => main_articles_af_ru [~IBLOCK_CODE] => main_articles_af_ru [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => af [~LID] => af [NAV_RESULT] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 21.12.2017 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) [FIELDS] => Array ( ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IBLOCK] => Array ( [ID] => 85 [~ID] => 85 [TIMESTAMP_X] => 07.12.2017 11:09:54 [~TIMESTAMP_X] => 07.12.2017 11:09:54 [IBLOCK_TYPE_ID] => content [~IBLOCK_TYPE_ID] => content [LID] => af [~LID] => af [CODE] => main_articles_af_ru [~CODE] => main_articles_af_ru [NAME] => AfTAG - Основные статьи (RU) [~NAME] => AfTAG - Основные статьи (RU) [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [LIST_PAGE_URL] => /content/index.php?ID=85 [~LIST_PAGE_URL] => /content/index.php?ID=85 [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/content/detail.php?ID=#ELEMENT_ID# [~DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/content/detail.php?ID=#ELEMENT_ID# [SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/content/list.php?SECTION_ID=#SECTION_ID# [~SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/content/list.php?SECTION_ID=#SECTION_ID# [PICTURE] => [~PICTURE] => [DESCRIPTION] => [~DESCRIPTION] => [DESCRIPTION_TYPE] => text [~DESCRIPTION_TYPE] => text [RSS_TTL] => 24 [~RSS_TTL] => 24 [RSS_ACTIVE] => Y [~RSS_ACTIVE] => Y [RSS_FILE_ACTIVE] => N [~RSS_FILE_ACTIVE] => N [RSS_FILE_LIMIT] => [~RSS_FILE_LIMIT] => [RSS_FILE_DAYS] => [~RSS_FILE_DAYS] => [RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [~RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [XML_ID] => [~XML_ID] => [TMP_ID] => 8123d0fe36094bd917034dd24db7e8b5 [~TMP_ID] => 8123d0fe36094bd917034dd24db7e8b5 [INDEX_ELEMENT] => Y [~INDEX_ELEMENT] => Y [INDEX_SECTION] => Y [~INDEX_SECTION] => Y [WORKFLOW] => N [~WORKFLOW] => N [BIZPROC] => N [~BIZPROC] => N [SECTION_CHOOSER] => L [~SECTION_CHOOSER] => L [LIST_MODE] => [~LIST_MODE] => [RIGHTS_MODE] => S [~RIGHTS_MODE] => S [SECTION_PROPERTY] => [~SECTION_PROPERTY] => [VERSION] => 1 [~VERSION] => 1 [LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [~LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [SOCNET_GROUP_ID] => [~SOCNET_GROUP_ID] => [EDIT_FILE_BEFORE] => [~EDIT_FILE_BEFORE] => [EDIT_FILE_AFTER] => [~EDIT_FILE_AFTER] => [SECTIONS_NAME] => Разделы [~SECTIONS_NAME] => Разделы [SECTION_NAME] => Раздел [~SECTION_NAME] => Раздел [ELEMENTS_NAME] => Элементы [~ELEMENTS_NAME] => Элементы [ELEMENT_NAME] => Элемент [~ELEMENT_NAME] => Элемент [PROPERTY_INDEX] => [~PROPERTY_INDEX] => [CANONICAL_PAGE_URL] => [~CANONICAL_PAGE_URL] => [EXTERNAL_ID] => [~EXTERNAL_ID] => [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SERVER_NAME] => aftag.info [~SERVER_NAME] => aftag.info ) [SECTION] => Array ( [PATH] => Array ( [0] => Array ( [ID] => 128 [~ID] => 128 [CODE] => tochka-zreniya [~CODE] => tochka-zreniya [XML_ID] => [~XML_ID] => [EXTERNAL_ID] => [~EXTERNAL_ID] => [IBLOCK_ID] => 85 [~IBLOCK_ID] => 85 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [NAME] => Точка зрения [~NAME] => Точка зрения [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [DEPTH_LEVEL] => 1 [~DEPTH_LEVEL] => 1 [SECTION_PAGE_URL] => /content/list.php?SECTION_ID=128 [~SECTION_PAGE_URL] => /content/list.php?SECTION_ID=128 [IBLOCK_TYPE_ID] => content [~IBLOCK_TYPE_ID] => content [IBLOCK_CODE] => main_articles_af_ru [~IBLOCK_CODE] => main_articles_af_ru [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [GLOBAL_ACTIVE] => Y [~GLOBAL_ACTIVE] => Y [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) ) ) ) [SECTION_URL] => /content/list.php?SECTION_ID=128 [META_TAGS] => Array ( [TITLE] => Чем вызвана отставка губернатора Балха - Ато Мухаммада Нура, почему он должен остаться и как это касается таджиков? [BROWSER_TITLE] => [KEYWORDS] => [DESCRIPTION] => ) )
Партнеры